Красноярску нужны хорошие общественные пространства. Что это и как их сделать? — Статьи на сайте 7 канала, Красноярск
13968

Красноярску нужны хорошие общественные пространства. Что это и как их сделать?

Красноярску нужны хорошие общественные пространства — удобные открытые места, куда хочется приходить после работы. Хотя бы ради гостей Универсиады. Хотя бы потому что власти говорят о них уже четыре года, а жители возмущаются тем, что уже есть — чиновники могут предложить только заложенные брусчаткой скверы с однотипными скамейками и редкими газонами. Мы поговорили с архитекторами и общественниками и разобрались, как сделать нормальное пространство.

Часть первая, короткаяОбщественное пространство — это вообще что?

Есть два варианта ответа. Первый — любые пространства между зданий, где свободно ходят люди (и парк, и проспект Мира, и рынок КрасТЭЦ). Второй — те же пространства, но хорошо сделанные: открытые места, куда люди хотят приходить отдохнуть, например, всей семьей после работы или на выходных. А потом возвращаться еще.

Виталий Чеусов

руководитель техслужбы проектной мастерской А2

Частные [пространства] — дворы, а публичные — всё остальное, везде, где люди имеют свободный доступ до территории и услуг. Главное качество — вам не хочется оттуда сбежать.

12715488_646884418784362_5837230041128890697_n.jpg

Евгений Зыков

«Тектоника», краевое отделение Союза архитекторов

Качественное общественное пространство — это место встречи людей, среда для того, чтобы они общались, обменивались мнениями, собирались в сообщества по интересам.

Если таких мест нет, их заменяют торговые центры. Они и созданы как копии улиц, где нет машин, есть чем заняться и что покушать. За таким «уютом» съезжаются тысячи человек: в ту же «Планету» ежедневно от 40 до 65 тысяч, а ежемесячно — полтора миллиона.

Но с ТРЦ масса проблем. Прежде всего застройщики делают их для своей выгоды. Например, выдают крупный бизнес за «малый» и избегают пожарных проверок. Чем это заканчивается, вы видели в кемеровской «Зимней вишне» — люди не смогли вырваться из полыхающего здания, 60 человек, включая детей, погибли.

Качественная городская среда приносит выгоду всему городу: интересные места посетят больше жителей и туристов, принесут больше дохода бизнесу и властям (за счет городских фестивалей и ярмарок). К тому же больше людей — меньше преступность. 

Мы расскажем, как сделать место, которое будет интереснее любой коробки посреди города.

Часть втораяЧто не так с общественными пространствами?

Четыре главные проблемы:

  • эти места не продуманы;
  • они не интересны горожанам;
  • подрядчики делают плохие места по хорошим проектам;
  • проекты и саму идею преображения спускают «сверху», почти не обсуждая с горожанами.

Яркий пример непродуманного пространства — Центральный парк. Да, туда тянутся люди. Да, там есть аттракционы, кафешки, каток и рок-фестиваль под пиво. Но архитекторы считают — подход к парку надо срочно менять.

Наталья Власова

старший преподаватель кафедры «Градостроительство» СФУ

Снести все эти чудовищные металлические конструкции — я про аттракционы. Разработать новый проект, отвечающий современным потребностям горожан. Выход из парка к набережной тоже вызывает много вопросов и требует, на мой взгляд, пересмотра.

1525099_472167736258267_711969506919759184_n.jpg

Алексей Мякота

студия «АДМ» (благоустройство Татышева, набережной Дивногорска)

Это полная нелепица. Оно так выстроено все. Там можно отдохнуть, можно поесть. Но это все неглубоко.

12715488_646884418784362_5837230041128890697_n.jpg

Евгений Зыков

председатель правления краевого отделения Союза архитекторов России, «Тектоника»

Центральному парку необходимо вернуть статус городского сада, сделать его более доступным и проникаемым. Пересмотреть плотность аттракционов на его территории и более эффективно связать с набережной.

Антон Шаталов

доцент СФУ, управляющий партнер «Проектдевелопмент»

Проект — это лишь малая часть. Будущее парка зависит от того, кто им будет управлять.

Гендиректор проектной мастерской «А2» Борис Шаталов считает: Даниилу Бриману из «Пикры» отдали парк, чтобы не произошло «беспредела» — чтобы 200-летний сад не вырубили под микрорайон в центре. С этим они справились, а землю по факту законсервировали. И теперь парк Горького деградирует:

— Просто понаставили в хаотичном порядке аттракционов и ларьков. Люди зачем-то ходят, потому что там что-то происходит, но весь этот событийный ряд — он недостоин этого. Вы слышали, как восстанавливают ВДНХ, парки, павильоны? Это наш парк Горького 10-летней давности.

Сейчас, если появится собственник — это может быть и «Пикра», и Бриман, — который скажет «Ну все, время пришло, теперь нужно делать парк» — и начнет делать парк. То, как сейчас — это не парк.

Прокуратура: арендаторы превратили парк в «место для извлечения прибыли»


Руководство отвечает: сразу после аренды утвердили проект реконструкции, но построить ничего так и не дали — парк признали памятным местом. Приходится развивать то, что есть. 

А с развитием сложно: мэр требует, чтобы землю отдали городу. РУСАЛу уже поручили создать проект реконструкции парка, те привлекли крупных архитекторов. Арендаторы до этого пытались переписать землю себе, но безуспешно. По совпадению в парке уже подожгли комнаты смеха и страха.

Мы хотели получить ответы у представителей РУСАЛа и парка, но оба в итоге отказались от комментариев.


Неинтересные общественные места — это большинство улиц, особенно в спальных районах. Если по ним и ходят люди, то только чтобы побыстрей дойти из точки А в точку Б. Одно из трех: либо улицу изначально проектировали как магистраль для машин, либо переделали в шоссе (как Свободный), либо просто ей никак не занимались. В любом случае гулять здесь по вечерам можно только от безысходности и до магазина.

Антон Шаталов

Если центр еще можно спасти, то со спальными районами все намного сложнее. Даже банальное содержание наших широченных улиц без какой-либо общественной активности (пивные, аптеки и продмаги на углу я не беру в расчет) встает бюджету в копеечку. С грустью смотрю из окна офиса на улицу Ладо Кецховели. Пространства очень много, контента — мало.

Панорама Ладо Кецховели — «проедьтесь» и посмотрите, сколько пространства на Кецховели и Копылова.
Источник: yandex.ru/maps



Хороший проект и неопытный подрядчик — казалось бы, всего лишь казусы и недоработки, которые можно исправить. Но они портят впечатление и, очевидно, любой ремонт с ними смотрится дешевле.

image.png
Набережную Енисея делали в сжатые сроки — поэтому вылезли ляпы: неровно уложили плитку и повесили на черные столбы белые видеокамеры. Весной подрядчикам пришлось переделывать и это, и поздно уложенную брусчатку
Фрагмент скрина из трансляции института «Стрелка» / vk.com



И одну из самых важных проблем выделяет Алексей Мякота. Обычно общественное пространство создают, отвечая на запросы организованного общества. А у нас все спускают сверху: кто решил благоустроить набережную? А Мира? А скверы?

— [В большинстве штатов Америки] никакое правительство не сможет ничего здесь сделать [без городского сообщества] — так законодательство выстроено, в этом легитимность. Система идет от жилого дома, квартала, микрорайона, а дальше районы выборно определяют структуру сообщества городского, — напоминает архитектор.

— Поэтому говорить о какой-либо урбанистике — это нонсенс. А если эту урбанистику тянуть оттуда, то это анекдот!

Все это приводит к тому, что власть не может организовать пространство, даже если искренне хочет: деньги пилятся и не доходят по адресу, законы слабые, бизнесу все равно на архитектуру, идей развития городов нет. Вот и получается непотребство, говорит Мякота.

Аркадий Гершман

урбанист родом из Красноярска, проектная группа «Городские решения»

В принципе, такая верховая инициатива тоже имеет место быть и тоже делает полезно. Можно посмотреть на опыт «Моей улицы» [в Москве] — в рамках ее у жителей откровенно ничего не спрашивали, с бизнесом не церемонились,, но на улицах после этого начал развиваться уличный бизнес, стритфуд и так далее, пространства стали оживать. 

Самый известный пример — Патриаршие пруды в Москве, жители даже немного бунтуют, что слишком уж общественная жизнь бьет ключом, 24 часа. Тем не менее, как пример оживления пространства — очень хороший.

Часть третьяКак их делают?

99 тысяч рублей и две недели — на эскиз. Еще 99 тысяч рублей и две недели — на проект. Так работали в СФУ над скверами по программе «Городская среда». 

Первую цену и сроки считают адекватными, вторые — нет: пришлось работать в аврале, днем и ночью. Но в итоге именно сквер «Уют» от кафедры градостроительства выбрали для ремонта в этом году (вместе еще с десятью). В частности, на Железнодорожников появятся экзотические деревья и шахматный стол.

Проекты делали в сжатые сроки, авторы поздно включились в процесс, говорит старший преподаватель кафедры Наталья Власова. Часть исследований и анализов сделали заранее на курсовых проектах, а вот особо пообщаться с жителями не удалось — их запросы получали из анкет и опросов администраций. Архитекторы участвовали только в обсуждениях готовых проектов. А в идеале должны говорить с жителями еще до разработки, отмечает преподаватель.

УЮТ1.jpg
Фор-эскиз предоставлен Натальей Власовой

На согласования тоже выделили довольно мало времени, но Наталья радуется: власти их услышали и почти все утвердили. Повезло и с отзывами — жаловались только единицы, и то на тему «зачем нам это благоустройство».

— Власти хотят видеть чуть ли не мгновенный результат, чтобы пространство сразу было максимально зеленым, максимально используемым и только по назначению. Но так не бывает. Городская среда живая, она находится в постоянном процессе трансформации и развития, — отметила Наталья.

f81478b6b66a43a9cceadae4480b87f4_2048w.jpeg
Для сравнения: знаменитую Таймс-сквер в Нью-Йорке «очеловечивали» с 2009 года — сначала мэр закрыл для машин семь кварталов Бродвея, потом заказали проект у норвежской компании. В 2014 году сдали первую очередь, в 2016 — вторую, в 2017-м состоялось полноценное открытие.

Фото: департамент транспорта Нью-Йорка / snohetta.com


Набережную Красноярска тоже проектировали и делали на бегу, рассказывал Антон Шаталов на презентации проекта. В марте «Проектдевелопмент» выиграл конкурс московского консалтингового бюро (КБ) «Стрелка», в апреле сдал проект, в мае — концепцию на 5 лет. И еще раз переделал проект, чтобы он стал вдвое дешевле. Желания горожан взяли из общественных обсуждений и интернет-опросов, причем не только в соцсетях.

На начало переделки набережной потратили 156 миллионов рублей. Сам концепт на 5 лет оценивают примерно в 1,5 миллиарда, и это все еще впятеро дешевле, чем в Москве.

Рассказ Антона Шаталова про набережную и стандарты благоустройства центра. Начинается на 1 часу 01 минуте

Антон Шаталов

Бюджет всегда ограничен, и все вокруг обязательно ждут чуда. Высший пилотаж — суметь создать чудо из «говна и палок». Чем короче сроки — тем хуже будет результат. Это аксиома… Очень важно с подрядчиком работать. Проекта недостаточно, необходимо полноценное авторское сопровождение.

Власть волнуют все те же самые вопросы, что и нас с вами. Я на протяжении многих лет говорю об одних и тех же вещах. Постепенно нас начали слышать, потом доверять, теперь зовут в эксперты. Улучшить диалог можно только через успешные практики. Слова плохо работают. 

Мы не можем концентрировать внимание только на всплесках эмоций отдельных граждан, о которых мы узнаем только потому, что у этих граждан есть аккаунт в Фейсбуке. Это очень нерепрезентативная выборка. Мы всегда ведем свой независимый анализ, исследования и мониторинг, делаем выводы, работаем над ошибками. 

Прошлый проектировщик набережной Алексей Мякота негодует: в проекте «куча нелепиц» и «внешние дешевые тренды», никакой связи с природой и историей. Раньше связь была: облицовку делали из гранита с Красного Яра.

Он предлагает другой вариант разработки — соучаствующее проектирование, когда в разработке участвуют сами жители. Так появилась набережная Дивногорска, которую хвалил лично Путин и проект которой вошел в список лучших городских практик России.

Вот так будет выглядеть ландшафтный экстрим-парк.

Эскиз: facebook.com/ADM.TechnologyFormingIdentity


А так уже запланировали и создали набережную.

Эскиз: «АДМ» / archinect.com

Сначала проектировщики встретились с уже известными лидерами мнений: депутатами, общественниками, горожанами с устоявшимися взглядами на город. Затем общались с местными сообществами, порой даже не оформленными — экстремалы, пенсионеры, молодые мамы. С ними провели 8 собраний, где искали явных лидеров. 

На последнем собрании старые «лидеры мнений» столкнулись с новыми. Вышло неожиданно. Например, «новички» обязательно хотели устроить фонтан, но сошлись во мнении со старожилами, что он здесь не нужен. А пенсионеры поддержали молодых и предложили сделать в городе ландшафтный экстрим-парк. Такая методика делает город близким всем жителям. Неудивительно, что, со слов Мякоты, ее одобрил сам министр строительства.

Часть четвертая
Как их сделать?

Эта часть — сборник советов и идей для тех, кто хочет сделать хорошее и уютное пространство. Мы собрали их от множества архитекторов и общественников. Часть советов будет противоречить друг другу, потому что подходы к таким местам могут быть разные.

Думать системно

Наталья Власова

Не хватает единой взаимосвязанной системы, которая бы пронизывала все районы города… Особенно страдают новоиспеченные жилые микрорайоны (Покровский, Белые Росы и «Серебряный»), где зачастую не встретишь даже полноценных дворовых пространств. А если они и присутствуют, то дискретно.

1525099_472167736258267_711969506919759184_n.jpg

Алексей Мякота

Если я сажусь на велосипеде в Северном и спущусь до Ульянова, а там будет новый мост велопешеходный — я смогу проехать по всему Татышеву, выехать на Стрелку, проехать по набережной, вернуться. Тогда нужна инфраструктура — не только пожрать-пописать, извиняюсь, но и концертная программа, и [место], где я позанимаюсь, и для ребенка, и для жены интересы. Тогда общественное пространство становится цельным каркасом, увязывающим все интересы полноценного отдыха.   

Евгений Зыков

Если рассматривать общественные пространства не как набор отдельных изолированных друг от друга локаций, а как связную систему, образующий рекреационный каркас города, эффект от каждого элемента повысился бы многократно. 

fe227264d3404df534e5f5b6398be933.jpg
Проект моста уже разработала студия Мякоты, он признан лучшим в Восточной Сибири.

Эскиз: facebook.com/ADM.TechnologyFormingIdentity

Дать людям возможность чем-то заняться

Аркадий Гершман

Тротуар превращается из транзитного пространства, которое хочешь покинуть, в общественное, когда там есть на первом этаже какие-то активности — кафе, магазины, парикмахерские и так далее. Когда можно взаимодействовать с застройкой. Тем самым они оживляют всю улицу.

В парках действует правило «10+» — то есть как минимум 10 активностей. Не только детская площадка какая-нибудь, а летний кинотеатр, зона воркаута, те же самые кафе. Список может быть очень большим. 

В принципе существует правило: если вы хотите оживить площадь, сквер или парк, сделайте место, где посидеть людям, что поесть, и дайте вайфай. Это минимальный базис.

<…> (из блога) В общепите должно быть разнообразие, и дело не столько в кухне, сколько в ценах. Условно, еда должна быть за 300 рублей и за 3000. В первом случае это отдельные палатки с самовыносом для каждодневного использования, а в другом — ресторан, куда можно пойти отметить день рождения или другой праздник. 

27169244943_2424b4d7b8_b.jpg
Здесь не видно, но это пример улицы-общего пространства: равный приоритет и у пешеходов, и у автомобилистов. Доказано: на таких улицах и водители, и пешеходы ведут себя аккуратней.
Фото: Аркадий Гершман / gre4ark.livejournal.com

Старейший московский парк «Сокольники» в 90-х пришел в запустение. В десятых его начали полностью реконструировать, сохраняя наследие советских лет — здания, скульптуры, аттракционы — и создавая новые занятия для москвичей.
Фото: park.sokolniki.com


Неожиданный пример, как люди нашли, «чем заняться»: на обустроенной Крымской набережной москвичи выкладывают фигуры из камней на клумбах. Сами камни кладут у бордюров, чтобы не вымывался грунт. Надеемся, внизу просто подсыпят новые. 
Фото: Аркадий Гершман / gre4ark.livejournal.com

Не стесняться сделать просто и бюджетно

Project for Public Spaces

международный проект «За публичные пространства» — про подход «просто, быстро, дешево» (вольный перевод)

Примеры простого благоустройства — жители квартала предлагают временно перекрыть улицу [участок под свое мероприятие], или владельцы магазина или парка вместо большой переделки выставляют легкие стулья и столики… Это не только приносит радость от быстрого результата, но и означает: если какой-то вариант не работает, можно попробовать другой без особых затрат.

21422253383_83900886ac_z.jpg
Маркет-стрит в Сан-Франциско оживили, устроив на месте для парковки простые скамейки и качели.

Фото: Stephanie Secrest / flickr.com/sfplanning


l4-na58sQGM.jpg
Неделя на подготовку, деревянные паллеты, клумбы с кустами и краска. Проект «Челябинский урбанист» создал простое пространство за 25 тысяч рублей, и его не растащили — даже растения не забрали

Фото: vk.com/chelurban

Не забывать развивать места

Аркадий Гершман

Важно, что федеральные или городские программы помогают активизировать пространства. Но цель должна быть не сдать объект, перерезать ленту, а создать какие-то сценарии дополнительные. Тут важно просто продумать, как территория будет жить дальше. 

Если сделать парк, отреконструировать его, но не создать дирекцию, которая не будет организовывать какие-то общественные мероприятия, культурную начинку и так далее, все это будет бессмысленной тратой денег.

Не делать по-типовому

Андрей Чибис

замминистра строительства РФ

Меня немного пугает массовое копирование проектов благоустройства набережных или бульваров а-ля Москва… Нельзя постоянно уповать на урбанистов из Москвы. Нужно поддерживать свои таланты. 

интервью РИА Недвижимость, 14 мая

Не стесняться типового

Аркадий Гершман

[В ответ Чибису: ] В случае России это во многом вынужденная мера… Запросы и ценности у людей новые, а в 10 км от МКАДа подходы остались в 1970-х. Для качественного и быстрого рывка необходимы условно типовые решения — на их фоне у местных быстрее сформируется представление о комфортных улицах, интересных площадях и приятных дворах.

телеграм-канал «Город для людей», 16 мая

1525099_472167736258267_711969506919759184_n.jpg

Алексей Мякота

Я бы очень хотел понять, насколько позитивна здесь роль [московского института и КБ] «Стрелки». Они нашли кормушку, пилят дохрена, сдирают, отправляют типовые проекты на места… 

С самыми благими пожеланиями несут просто стереотипы, которые куда сложнее должны и прививаться, и действовать. Эта самая «Стрелка» в то же время породила вот эти программы, и сегодня она огребает по полной.

загруженное.png

Виталий Чеусов

Я за то, чтобы брать пример с лучших, поэтому [стоит] выбирать топовые проекты Москвы или других городов в других странах, изучать, как оно получилось именно так. Давайте назло всем сделаем в 10 раз лучше, вот это будет классный пример.

Strelka Magazine

журнал института «Стрелка»

Одну новую площадь не перепутать с другой новой площадью. Одинаково гладкие газоны на одинаково благоустроенных набережных не всегда работают как общественное пространство… Хороший проект использует символы и сложившиеся традиции старого. Например, если на бульваре всегда играли в шахматы, то после благоустройства там должны появиться столы.

Юлия Печенкина, апрель 2018

Набережная Енисея в Красноярске (это мы помним)
Оба эскиза: города-будущего.рф
Набережная Исети в Екатеринбурге. Выводы делайте сами

Не тратить гранит со всей России за 17 млрд. Даже если красиво

Российское производство гранита просто не успевает за темпами московского благоустройства […] В трех компаниях Сибири и Поволжья, которые делают надгробные памятники, возникли проблемы, поскольку весь гранит с уральских месторождений уходил в Москву […] Все равно не хватило — камень пришлось закупать из-за границы. 

Иван Голунов («Медуза»), октябрь 2017

Гранит и бетон идут на плитку в Москве. В Красноярске хотят сделать похоже, но из местного бетона
Фото: mos.ru

Даже Центральный рынок можно сделать хорошо

23456605_10155989675241995_5785864396378686954_o.jpg

Антон Шаталов

Сам крытый рынок — шикарное архитектурное сооружение, хорошо вписанное в городскую ткань. Его следует сохранить и отреставрировать. Все остальное легче снести и отстроить заново с ясной структурой и логикой. Потенциал района реки Качи вообще серьезно недооценен.

12715488_646884418784362_5837230041128890697_n.jpg

Евгений ЗЫКОВ

Центральный рынок примыкает к Каче, а Кача в потенциале — элемент городского рекреационного каркаса. Могла бы состояться взаимовыгодная связь рынка с общественными пространствами вдоль реки. Но такой подход требует синхронизации действий городских властей и бизнеса. Если получится — будет здорово.

pps.png

Project for Public Spaces


о Турецком рынке в Берлине

Оказавшись на Турецком рынке, легко представить себе, что вас телепортировали в Стамбул… Впрочем, отовариваются здесь не только турки — бок о бок с восточными матронами можно встретить модных художников, музыкантов и прочую богемную публику.

Рынок стоит на реке — нередко люди, покончив с покупками, садятся у воды, чтобы передохнуть или перекусить.

(перевод Анастасии Ромашкевич, «Городские проекты»)

593719f99b116a6438dbd2e6_Eastern-Market-Ourdoor-Market.jpg
Южный рынок в Детройте — старейший в Штатах, его посещает до 40 тысяч жителей и больше. Перед Днем матери здесь проводят самую большую ярмарку клумб в стране, а во время домашних бейсбольных матчей многие фанаты идут болеть не к стадиону, а на рынок.
Фото: pps.org

10049588803_9b5814d62f_k.jpg
Тот самый турецкий рынок.
Фото: Bernard Oh / flickr.com

Учиться договариваться

Антон Шаталов

(про проспект Мира) Важно, чтобы все принимающие решения стороны смогли договориться — и власть, и общество, и ГИБДД. Мира нужно перестать воспринимать транспортной артерией. Даже если все смогут этот тезис принять для себя — уже станет намного лучше.

_big.jpg
Эскиз: «Проектдевелопмент»

Дать спроектировать заранее

Евгений Зыков

В соответствии с федеральным законом три месяца уходит только на тендерные процедуры. Если заниматься проектированием и строительством общественного пространства в одном календарном году, не остаётся времени на проектирование либо на строительство до окончания строительного сезона. 

Главный вопрос, который необходимо ставить — чтобы проектные работы выполнялись в год, предшествующий строительству. Тогда время позволит провести несколько сессий соучаствующего проектирования, привлечь экспертов других специальностей, чтобы провести те или иные исследования.

Научиться оценивать эффективность мест

Елена Короткова

Центр городской экономики КБ «Стрелка»

Первый метод — гедонистическая оценка, когда мы спрашиваем у людей или путем анализа понимаем, насколько вырастает цена товара, у которого она уже есть, и который торгуется на рынке в связи с улучшением или ухудшением каких-то факторов, связанных со средой [например,  рост цен на жилье — «7 канал»].

Есть и другие методы. Например, у людей спрашивают, насколько далеко и насколько долго они готовы ехать ради того, чтобы попасть в какое-то место, благоустроенное или созданное ранее. Обычно таким методом оценивают полезность создания парков или озелененных территорий. (…)

Более экономическая, математически выдержанная методика — это анализ «издержки-выгоды», когда мы оцениваем общий круг выгод, получаемых от создания какого-то предмета или элемента среды, сравнивая с теми издержками, которые несет город на то, чтобы иметь такой объект. (…)

И еще хотелось бы рассказать о методе анализа экономического эффекта […] Мы оцениваем, что изменилось после того, как мы произвели некое действие, в частности, благоустройство… В качестве прямого эффекта, того, что случается сразу, получим инвестиции в строительную отрасль. Когда компании получают новые заказы, у них есть чем заниматься, они создают новые рабочие места в этом секторе. Дальше возникают косвенные эффекты, следующие за изменениями.

Дарья Радченко

культуролог, замруководителя Центра городской антропологии КБ «Стрелка» 

Мы прибегаем к ряду методов анализа текстовых и визуальных проявлений в социальных сетях и с помощью этого анализа можем выявить самые разные вещи. Можем выявить, например, какие-то ключевые городские маршруты, по которым люди ходят. Можем посмотреть, насколько востребованы те или иные территории в разное время суток, в разное время года. Можем посмотреть, какие виды деятельности там происходят, насколько эта территория для людей социально значима, престижна, и вообще, с какой историей, с каким месседжем они ее связывают […]

  • какие точки в городе наиболее популярны, насколько плотно город освоен
  • как люди воспринимают в городе безопасность — где мы начинаем фотографировать город в темное время суток
  • монотонность и разнообразие среды — «мы, как правило, не фотографируемся на фоне помоек»
  • посмотреть, что люди делают в городе, на практики пользования городом

Обе цитаты по конспекту дискуссии («Мослента», апрель 2018)

Забыть об урбанистике и думать о природе

1525099_472167736258267_711969506919759184_n.jpg

Алексей Мякота

(пересказ истории, цитаты в кавычках)

Небольшие города в Альпах строятся у речек, по центру проходят высокие и широкие бетонные каньоны. Река сильно разливается только весной, летом ее почти не видно. Власти попросили французскую фирму переделать каньон, чтобы он не «уродовал город». Урбанисты просчитали — это невозможно: а вдруг весной речка выйдет из берегов и все затопит?

Вдруг один проектировщик заметил — «а чем плох каньон?». Дальше река перетекала в пруд, где отдыхали жители — там была прозрачная негниющая вода и свое биологическое разнообразие. Фирма сделала новый проект и понесла на защиту к властям и общественникам.

«Мэрия говорит: „Ребята, вы что, совсем рехнулись? 2 миллиарда евро на снос школы, нескольких социальных зданий и жилья?“ Они: „Да! Ваша река должна быть без всякого ограничения. Она раньше уходила по этому логу, но вы сейчас его застроили“».

resized_650x365_origimage_690050.jpg
1.png
Где это произошло, Алексей Мякота не говорит — сетует, что плохо запоминает места и имена.
Фото: myswitzerland.com

Власти отказались, а через неделю активисты заявили — такой проект нужен, они собирались строить парк с каскадными озерами. Началась работа. На снос и реконструкцию ушло три года.

«Когда строили, мне звонил автор и говорил: «Вообще уникальная ситуация! Начали благоустраивать каньоны и вдруг увидели, что олени и козы пошли по этому логу. Мы изменили проект, перестали перебивать какими-то жесткими покрытиями, стали делать каналы». 

Через год он звонит: «Полиция предупредила — медведица пошла с медвежонком!» И она в этой парковой территории прошла через весь город и никого не тронула. Сейчас она ходит, уже с другими медвежатами, не вступая в контакт. А косули, кабаны и так далее вообще постоянно лазят… Они уже четвертый город такой делают».

И все-таки

загруженное (1).png

Борис Шаталов

гендиректор проектной мастерской «А2»

Три принципа: город должен быть безопасным, интересным и удобным. Человек не должен ломать ноги, попадать под машину, не должен сверху падать горшок с цветами, не должен напарываться на оголенный провод. Безопасность — все для тела, экология — тоже часть безопасности.

Город должен быть интересным. Это для души. Мы же не свиньи, мы же хотим свой мозг, душу нагружать впечатлениями.

Город должен быть удобен для работы, для жизни. Ты можешь довольно быстро перемещаться, у тебя есть разные варианты передвижения. Удобно скомпоновано взаимодействие увеселительных и производственных заведений. 

А методов этих… о них спорят, какие-то эффективнее, неэффективнее. Эти споры будут всегда.

Фото на превью: vk.com/chelurban, фото экспертов: их страницы ВК и в Фейсбуке, proa2.ru, фото парка: Герман Руднев / «7 канал»

Нашли ошибку в новости? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщите свою новость

Последние новости
Календарь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31
Показать
Реклама

Последние новости
Календарь
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Показать